Загрузка.
Пожалуйста, подождите...

Главная Эротический блог RSS
Друзья
Рекомендовано
Статистика
Психолог           эротическое чтиво
4 декабря 2020
|
Просмотров: 96
|
 НЕКОТОРЫЕ МАТЕРИАЛЫ ДАННОЙ СТРАНИЦЫ МОГУТ СОДЕРЖАТЬ ИНФОРМАЦИЮ, НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕННУЮ ДЛЯ ДЕТЕЙ МЛАДШЕ 18 ЛЕТ

Я — психолог. Школьный психолог. Школы обязаны иметь своего психолога, работа с трудными подростками, разрешение неких внутришкольных и внутриклассных конфликтов и так далее и тому подобное. У меня полставки — большего и не надо — я прихожу в школу два раза в неделю, мне выделен отдельный кабинет, все мои подопечные знают мое расписание и знают свое время, когда им следует прийти ко мне на прием.

Сейчас время почти семь вечера, у меня на приеме Тимофей. Или Тимоша, как его зовут везде — и дома, и во дворе и в школе. Щупленький парнишка, хотя и совершеннолетний уже, выглядит года на два-три моложе своего возраста, вылитый подросток самого что ни на есть раннего пубертатного периода. Симпатичный, боюсь себе признаться — красивый, но — в силу внешности — почти никто не воспринимает его всерьез. Отсюда комплексы, застенчивость, замкнутость. Неполная семья, его воспитывает мать с бабушкой.

Отец тоже есть где-то на горизонте, он то и привел Тимошу с этим букетом ко мне. С точки зрения отца — Тимоша стеснительный, от того с девчонками не очень, ему бы с девчонкой какой познакомится, чтобы стеснительность побороть, но тут — смотри пункт первый. Замкнутый круг какой-то.

Я ему сразу сказала, что работа с ним не входит в рамки моих обязанностей, так что мы договорились, что с Тимошей будем работать по вечерам и за очень даже отдельную плату.

В школе никого, только баба Нина изредка гремит своими ведрами на втором этаже и иногда доносится звук старенького телевизора из каморки вахтера. За окном бушует февральская метель, кабинет от этого кажется уютнее. Мы с Тимошей обсуждаем девочку из параллельного класса, которая очень нравилась ему в девятом классе. Обсуждаем, что ему помешало тогда проявить какой-то знак внимания к своей избраннице.

— Ведь тебе не обязательно было приглашать ее на свидание? — убеждаю я Тимошу. — Можно выбрать момент и сказать девочке, что она сегодня как-то особенно клево выглядит.

— Она бы меня точно обсмеяла, — сомневается Тимоша.

— Почему?

— Ну, типа, я подкатываю к ней, — после некоторой паузы Тимоша озвучивает свои опасения. — Такой, салага, вроде.

— Даже если и так — что плохого, что мальчик ПОДКАТЫВАЕТ к девочке? — Я намеренно делаю акцент на молодежном термине, мне не чужд современный сленг и я, демонстрируя это, пытаюсь наладить более близкий контакт с мальчиком. — Кроме того, у каждого человека есть комплексы, в том числе и по внешности, и каждому человеку приятно слышать комплименты в свой адрес. Ты зря боишься сказать собеседнику приятное, это самое безобидное установление контакта, понимаешь?

— Вы очень красивая сегодня! — выпаливает Тимоша и густо краснеет.

Да, это неожиданно, я ненадолго теряюсь.

— Это ты молодец, спасибо, — я чуть киваю головой, улыбаюсь ему.

Глаза Тимоши украдкой оглядывают меня, такой взгляд, как будто раздевающий, что ли... Видно, что это не практическое освоение урока, а искреннее мнение мальчишки. Юлька, подруга моя, сегодня пригласила вечером к себе, предупредив, что будет еще какой-то молодой человек. С момента моего развода она не уставала как-то решить мою личную жизнь, постоянно сводя меня с какими-то личностями, разной степени мутности. Не скрою, не всегда свидания получались ужасными, иногда экземпляры попадались очень даже ничего. Сегодня настроения не было никакого, но отказываться я посчитала неудобным, потому оделась с утра уже несколько фривольно для школы, свободная блузка навыпуск с неглубоким декольте, юбка по середину бедра. Ну и конечно, Тимоша обратил внимание на меня. Улыбаюсь про себя, приятно, черт подери. Уж почти тридцать, а молоденьких цепляю еще чем-то. Нет, понятно чем, в конце концов, я слежу за собой, лицо не испорчено косметикой, фигура, бедра — все очень даже на высоте, спасибо папе с мамой за генетику и спортзалу. Грудь немного маловата, но на это уж вкусы разные у мужиков.

Задумавшись, я пропускаю часть фразы Тимоши.

— Что? Прости, я задумалась.

— Я люблю Вас, Ирина Анатольевна! — дрожащим, но твердым голосом повторяет Тимоша.

Я глубоко вздыхаю. Ни фига я не пропустила, все я прекрасно услышала с первого раза. Смотрю на красного как рак пацана и мне нечего сказать, сама вроде даже покраснела, как студентка. Боже, зачем мне это? Только влюбленного ученика мне не хватало.

Вздыхаю еще раз. Мыслей никаких. Надо что-то сказать, не нанести травму парнишке, я же психолог, черт... Собираюсь мысленно и физически, устраиваюсь поближе к краю стула:

— Почему ты так решил? — вкрадчиво спрашиваю Тимошу. Дурацкий вопрос, ну так, чтобы протянуть время — сойдет.

— Вы красивая... , добрая... — запинаясь, перечисляет Тимоша. — С Вами комфортно всегда...

— Ну ты же понимаешь, что это профессиональное? Тебе должно быть со мной комфортно, ведь я пытаюсь помочь тебе решить твои проблемы.

Тимофей замыкается, губы твердо сжаты, глаза в пол, вылитый упрямый подросток. Надо как-то закруглять нашу встречу, удивляюсь, что до сих пор Юлька не начала бомбить меня звонками и сообщениями. Я уже четверть часа как должна быть у нее.

— Ты в любом случае молодец, Тимоша, — пытаюсь приободрить я. — Рассказал о своих чувствах, ты просто герой, я тобой горжусь. И мы обязательно продолжим этот разговор на следующем занятии.

Я подошла к нему вплотную, приподняла его голову за подбородок, так чтобы он смотрел прямо мне в глаза.

— Пусть это будет тебе небольшой наградой.

Я поцеловала мальчишку в губы. Сначала хотела просто чмокнуть, но в процессе уже не удержалась, прихватила своими губами его нижнюю губу, чуть-чуть пососала ее, оставляя влажный след помады и слюны на его подбородке.

Снова про себя улыбнулась. Может быть я дурочка с такими выходками, но Тимошина реакция компенсировала все. Ошарашено глядя на меня, он осторожно коснулся своего лица, где только что касалась его я, в глазах блеск, восторг.

Попытка меня обнять, но я мягко отстраняю его руки:

— Тимош, мне на самом деле надо бежать, давай на этом остановимся сегодня.

Быстро-быстро кивает, с совершенно дебильной улыбкой на лице мнется у двери, не зная, что еще предпринять.

— Иди, иди, — тороплю я, — мне еще надо здесь собраться.

— Спасибо! — восторженным шепотом он благодарит меня уже за порогом кабинета.

Уф, надо же было так вляпаться. Быстро покидала тетради и канцелярию в сумочку, практически на ходу обновила помаду на губах. Сейчас Юлька уже начнет трезвонить, выясняя, где я пропала.

Паша с Юлькой встречают меня на пороге, Юлька быстро чмокнула меня в щеку, успев дыхнуть в ухо — Наконец-то, зараза ты.

Мою руки в ванной, наскоро осматриваю себя в зеркале, на чистом автомате поправляю несуществующую прядь волос и прохожу в зал.

— Ира — Олег, Олег — Ира, — кратко представляет нас Паша.

Разглядываю «моего» Олега. Разочарованно вздыхаю про себя. Как бы я себя не убеждала, но робкие и неумелые Тимошины подкаты что-то во мне разбудили, и я очень даже рассчитывала на эту встречу. Видимо, зря. Мужчине лет сорок-сорок пять, все года явно проявлены на одутловатом лице, мутноватый, откровенно раздевающий меня взгляд выдает, что Олег в ожидании меня явно времени не терял, был не то чтобы «в щи», а так... Образ идеально бы дополнило пивное брюшко, которое сейчас не видно за столом.

Ловлю взгляд Паши:

— Что за херня?

Тот пожимает плечами:

— Ну, перенервничал парень, накатил уже лишнего, не суди строго.

Неужели они думают, что мне настолько нужен мужик, что я кинусь на это? Ладно, сыграем свою роль хотя бы до антракта, потом посмотрим, — мелькает злая мысль.

Присаживаюсь рядом с Олегом, он сразу наливает мне штрафную. Прохладная водка обжигает гортань, проваливается в желудок, обволакивает меня теплом.

Дальше все как обычно — какие-то непринужденные застольные разговоры, тосты «за знакомство», «за прекрасную половину человечества». Скучно. Слегка напрягает его большая ладонь, вроде как случайно оказавшаяся у меня на коленке.
Олег пытается шутить и даже одаривает некими подобиями комплиментов. Я вежливо улыбаюсь, иногда позволяю себе украдкой разглядеть его лицо. Под действием алкоголя Олег уже не кажется таким отталкивающим. Бесит немного его гоповатая манера разговаривать — «типа», «короче», «да ладно, че ты» — быдловатые словечки-паразиты обильно «украшают» его речь, не дают полностью расслабится. Олег подкладывает мне закуски, наливает еще. Его рука как бы невзначай приобнимает меня за талию и почти сразу проникает под блузку, но никуда дальше не лезет, осторожными поглаживаниями и ощупываниями исследуют только что завоеванную территорию. Начинается такая игра — мужчина вроде бы машинально ласкает женщину, женщина вроде бы не замечает фамильярности. Всегда можно отступить — что вы делаете, я не такая — да что вы, не подумайте плохого, извините, задумался.

Олег ловко управляется одной левой, его правая рука поглаживает меня уже где-то в верхней части живота, еще чуть-чуть и он доберется до лифчика, а свободной рукой и водку разливает и закусывает и следит, чтобы тарелка у меня не была пустой. Замечаю, что Юлька с Пашей куда-то исчезли и мы с Олегом в комнате одни. Пока я лихорадочно соображаю, что я еще могу дать Олегу полапать, он вполне по-хозяйски пролезает ладонью под мягкую чашечку лифчика и ощутимо сжимает мою грудь. Довольно хмыкает.

Ощущение шершавой мужской ладони на соске отзывается приятной истомой во всем теле, тем не менее, нахожу в себе силы, перехватаю его руку через тонкую ткань блузки.

— Не надо, — шепчу ему в ухо.

Олег не спорит, но, возбужденно сопя мне куда-то в район ключицы, левой рукой лезет уже под юбку. Не дожидаясь, когда он доберется до трусиков, резко сжимаю ноги. Похоже, что спектакль подошел к тому самому антракту.

— У меня эти дни, — беззастенчиво вру я.

Небольшая пауза, идет тяжелый мыслительный процесс.

— Может, тогда в рот возьмешь? — без особых церемоний предлагает он.

Стараюсь не лишиться дара речи от такой наглости. С козырей зашел, ничего не скажешь.

— Я не такая, — захожу я со своих карт. Ага, трамвая просто жду тут.

— Да ладно, че ты? — Олег выкладывает главный свой аргумент. — Тебе трудно, что-ли?

Не хочется отвечать, молча вырываюсь из мужских объятий, поправляю сбившийся лифчик, отряхиваю юбку.

— Мне пора идти.

Олег пытается меня остановить, какие-то попытки извиниться и что-то еще. Груз выпитого затрудняет его координацию, шансов меня поймать у него нет. Я уже решила, куртка, сумочка, телефон. Юля с Пашей где-то в глубинах квартиры, искать их лень, ухожу по-английски.

Наглые приставания Олега не прошли даром, возбуждение до сих пор не прошло. Уже на улице, почему то вспомнила Тимошу. Интересно, какой у него член? И какой он на вкус? Зажмуриваюсь, сбивая морок, вот уж точно мужика бы сейчас нормального, всякая херня лезет в голову.

Я дома, душ, горячий чай с пончиками. Закуталась в плед перед мерно бормочащим телевизором, покосилась на розовый вибратор на полке. Нет, настроения уже нет, не хочу. В телефоне два пропущенных от Юльки, отписалась ей, что все хорошо. Теперь просто спать и все.

Наивные Тимошины глаза всепоглощающе смотрят на меня, я чувствую, что плавлюсь под его взглядом. Нет, это не возбуждение, простое женское эго — почувствовать себя желанной.

Мы обсуждаем какую-то школьную бытовую ситуацию, ничего особенного, обычный треп психолога с учеником, сколько раз я тянула время таким образом, занимаясь со своими школьниками? Чувствую, что Тимошу что-то тяготит, меня же тяготит то, что я знаю — что именно. Он ждет от меня каких-то шагов, считая, что и так сделал все, что от него зависело на прошлом занятии. Нееет, дружок, это взрослая жизнь, бабы, которые текут только от того, что ты признался им в любви, только в сказках бывают.

— Можно я вас поцелую?

Чуть заметно киваю, откидываюсь в свое кресло и прикрываю глаза. Дура, наверное, да?

Тимоша чуть медлит, потом идет к двери. Чуть слышно щелкает замок. Это он молодец, я совсем не подумала про дверь. Не спеша подходит ко мне, присаживается на подлокотник, некоторое время всматривается в мое лицо. Мне нравится, что он не суетится. Лицо его потеряло свою коронную детскую наивность, Тимоша серьезен, этакий гурман в ресторане с мишленовской звездой перед дегустацией нового блюда. Да, и блюдо — это я.

Тимоша рукой откидывает мне челку, наклоняется и чуть касается губами моего лба. Замирает, сквозь прикрытые веки вижу, как он облизывает свои губы, смакуя вкус моей кожи. Немного сдвигается и снова робко целует меня в лоб. Потом еще и еще. Все смелее и смелее, Тимоша оставляет на моем лице дорожку из мелких касаний. Лоб, брови, ресницы, спускается к щеке, по скуле невидимая дорожка сворачивает к носу и достигает наконец-то уголка рта.

Кажется, что в школе наступила мертвая тишина, я не слышу даже телевизора у охранника. В легкой панике я представляю, что вахтер с бабой Ниной сейчас стоят у нашей двери, пытаясь услышать доказательства происходящего здесь непотребства. С усилием воли беру себя в руки. Никто нас не подслушивает и никому до нас нет дела.

Тимоша берет мою ладонь себе в руку (интересно, как он себе объяснил, что моя рука такая холодная?) и накрывает своим ртом мои губы. Я отвечаю ему, хотя изначально не хотела проявлять никакой инициативы. Рукой зарываюсь в его короткий ершик на затылке, принуждая сильнее прижаться ко мне.

Губы сплелись, мы изучаем друг друга. Я дарю Тимоше приторный вкус своей помады, он делится со мной привкусом карамельки, которую рассасывал на занятии. Сколько времени прошло? Минута? Пять? Неожиданно понимаю, что мальчишка гладит сквозь слои ткани мою грудь, нежно так мнет упругую плоть. Это понимание взрывает во мне какой-то барьер и меня накрывает лавина удовольствия. Откуда-то с низа живота по груди волна наслаждения добирается до мозга, и я почти отключаюсь.

Меня трясет, непроизвольно крепко прижимаю Тимошину руку к своей сиське.

— Все хорошо, Ирина Анатольевна? — Тимоша с некоторым удивлением смотрит на меня.

Я фокусирую взгляд на нем. Его губы влажные от моей слюны, у меня видок наверное тоже тот еще. Киваю ему. Он понимает, что меня только что накрыл оргазм? Нет, наверное, откуда? Отрываю его руку от своей груди, прижимаюсь губами к внутренней стороне ладошки, благодарно целуя ее.

Его брюки свободного покроя никак не скрывают его эрекцию, уверенно торчащий флагшток образует над ширинкой высокую палатку, демонстрируя мне, что мальчишка до сих пор на взводе.

— Тебе нужно удовлетвориться, — тихо говорю я, кивая в сторону паха мальчишки, — так идти никуда нельзя.

Тимоша непроизвольно прикрывает свое хозяйство, сильно краснеет. Господи, с кем я пытаюсь тут флиртовать?! В аду мне будет заготовлено что-то отдельное...

— Хорошо, — подумав, кивает Тимоша, — я пойду? В туалет?

— Куда ты пошел? — шиплю я, хватаю его за руку. — В таком виде куда? Давай здесь.

— Здесь?!

Тимоша растерянно смотрит на меня, мнется, кладет руку на ширинку, но на этом останавливается. Ему неловко, я его понимаю. Наверное, понимаю. Стоять перед учительницей с обнаженным эрегированным членом, наверное, не очень комфортно.

— Хочешь, я отвернусь?

В глубине души боюсь, что он согласится. Несмотря на то, что я полностью удовлетворена, мне хочется увидеть его член, рассмотреть вблизи обнаженную залупу. Может быть — даже потрогать...

— Нет, не хочу... Не знаю, — мнется мальчик.

— А так?

Я отодвигаю кресло от стола и слегка раздвигаю ноги, так, чтобы Тимоша смог увидеть полоску моего нижнего белья. Тимоша кидает взгляд мне между ног. Брюки наконец-то падают на пол и из под трусов обнажается член. Тимоша встает на коленки, чтобы лучше видеть, обнажает красную, склизкую от смазки головку. Закрепляя эффект, я подаю задницей вперед, подгибаю ноги в коленях. Чувствую, мои трусики натягиваются на промежности, юбка задирается почти к самой попе. Теперь Тимоше видно почти все, он заворожено смотрит туда, где начинаются мои ноги. У меня там ежедневка, но она почти незаметна, специально подбирала под форму трусиков и их светло-голубой цвет.
В тишине слышно хлюпанье быстро открывающейся и закрывающейся крайней плоти. Как мало надо молодому организму — всего-то показать чуть больше, чем обычно, и вот — на тебя уже яростно онанируют. Мысль кажется забавной, я улыбаюсь.

Много времени не понадобилось, непроизвольное урчание выдало, что Тимоша на финише. В какой-то момент он успел выхватить из принтера лист бумаги и подставить его под извергающиеся струи молодой густой спермы.

Я опускаю ноги, привожу юбку в порядок, но не спешу вставать, даю Тимоше отдышаться и прийти в себя. Прислушиваюсь к себе, немного разочарована, очень быстро все как-то, хотелось чего-то еще, поласкать ему мошонку, что ли... Ну, да ладно.

Тимоша уже оделся, скомкал испачканную бумагу, выкинул ее в урну. Надеюсь, баба Нина не инспектирует выброшенный мусор, хехе. Робко подошел ко мне и сложил свою голову мне на колени. Очень мило. Вяло тереблю его вихры на макушке, пытаюсь разглядеть, распознать в его взгляде эмоции. Какой-то юношеский восторг, счастье, благодарность — все в кучу, смешно немного даже.

Обнимаю парня за плечи, целую в макушку.

— Можно проводить Вас до дома? — интересуется он.

— Можно.

Соглашаюсь, почему бы и нет? Объективно, мальчишка красив, но почему-то не вполне осознает это. Когда-нибудь он вырастет до того, что даже секс не всегда будет поводом для знакомства, сегодня он готов на все для женщины, позволившей ей просто посмотреть на свои трусы. Мысленно прошу прощения у всех его будущих девушек. Вам достанется уже немного циник, немного развращенный женским вниманием молодой человек. Да, это я первая! Улыбаюсь своим мыслям.

Идти недалеко, минут пятнадцать, дорога пролегает через пустырь. Из-за постоянных сквозняков здесь почти нет снега, голая мерзлая земля. Сейчас здесь нет никого кроме нас, и я беру Тимошу под руку. Хотя он и выглядит как подросток, но умом понимаю, что он взрослый парень, от того приятно опереться на него. Вижу, что молодой человек улыбается, мой жест нашел в нем понимание.

Ближе к дому начинают появляться прохожие, я как могу непринужденнее высвобождаю свою руку, но, тем не менее Тимоша замечает.

— Вы меня стесняетесь? — в лоб спрашивает он меня. — Почему?

Задумалась.

— Тимош, я — педагог, ты — ученик, не всем может понравиться то, что я держу тебя под руку. Я тебя не стесняюсь, но и не стоит, чтобы нас видели. В каких-то неоднозначных ситуациях. Понимаешь?

— В каких?

— Вот в таких, — вопрос мне кажется риторическим.

Мы подошли к моему подъезду. Мимо снуют какие-то прохожие, кто-то идет с работы, кто-то со школы, типичный вечерний двор. Некоторых соседей я знаю, со мной здороваются, я здороваюсь в ответ, но никому нет до нас дела.

— Мы пришли, — констатирую я факт.

— Да, — кивает Тимоша, — спасибо Вам, Ирина Анатольевна.

Он делает шаг ко мне, наверное, для поцелуя, но со стороны соседнего подъезда появляется фигура прохожего, Тимоша отступает. Молодец, правила игры он понял.

Минута тягостного молчания, мне было бы комфортней, если бы Тимоша сейчас буркнул типа «до свидания» и мы бы разошлись, но Тимоша смотрит на меня как кот из Шрека, от того мне еще не комфортней. В какой-то момент мне становится его жалко, и я предложила:

— Замерз? Может зайдешь, чайку попьешь?

— Конечно, — быстро соглашается мальчишка, — если вас не затруднит, конечно.

Интересно, сколько отношений началось с этого безобидного предлога? Я наивная, реально хочу его напоить чаем, потому что вижу, что его тоненькая курточка совершенно не спасают от ледяного ветра, Тимоша слегка дрожит, губы синие, руки тщетно прячутся в карманах брюк.

Лифт ждать лень, поднимаемся на мой третий этаж пешком.

В квартире мне становится понятно, что Тимоше совершенно не до чая. Я прижата к входной двери, руки Тимоши страстно ощупывают мне спину, сам он в полнейшей прострации пытается обцеловать все, что ему доступно из под одежды — лицо, шею, руки. Холодные руки лезут мне под юбку, Я смеюсь, пытаясь немного сбросить его напор, подставляю под его поцелуи свои губы. Получается плохо, поведение Тимоши сходно с истерикой, он на секунду замирает, обсасывает мои губы, потом снова отвлекается — шея, ключицы — и снова по кругу. В его напоре нет ни намека на агрессию, мальчишка возбужден, но я понимаю, что в любой момент могу его остановить. А оно мне надо?

Тимоша обхватывает мою попу, мнет ее, попутно задирая юбку. Когда она превращается в одну большую складку, по хозяйски залезает под трусы, почесывает мне ягодицы. Приятно, черт подери...

— Идем в спальню, — предлагаю я, понимая, что сейчас, наверное, я дам мальчишке все, что он хочет.

Вместо ответа Тимоша приподнимает меня, так что я буквально сижу своей задницей у него на скрещенных руках, и несет меня вглубь квартиры. Откуда столько сил в нем? Я, конечно, стройная девочка, но килограмм пятьдесят то во мне есть.

Тимоша аккуратно кладет меня на кровать, некоторое время смотрит на меня. Я представляю себя со стороны — юбка задрана, ноги раздвинуты, что там видно за смятыми трусами — думать страшно. Он склоняется над моим лобком, рукой сдвигает в сторону тонкую ткань и неожиданно для меня прижимается лицом к моей вагине. С шумом вдыхает мой запах. Я слегка паникую, не знаю насколько я там готова к подобным ласкам, пытаюсь выскользнуть из под парня, но тот ловко удерживает меня за бедра и не дает сомкнуть ноги.

— Ирина Анатольевна, Вы ведь так и не кончили, — возбужденно шепчет Тимоша, по своему расценив мое сопротивление, — позвольте сделать Вам приятное.

Тимоша снова припадает к моей промежности. Черт, надо было сначала в душ сходить. Тимоше, похоже, не до нюансов, безошибочно нашел языком горошинку клитора и нежно обхватил ее губами. Мой бывший и после трех лет в браке так и не понял, где он у меня находится. Вот что интернет образовательный с детьми делает. А может, моему мужу было просто глубоко фиолетово на то, получаю я удовольствие от секса или нет. Неожиданное воспоминание о Гоше неприятно вывели меня из состояния возбуждения.

— Давай я тоже тебе буду делать приятное? — предложила я Тимоше, оторвав его лицо от моего лобка.

— А как? — мокрое от моих выделений лицо мальчишки отражает недоумение.

— Шестьдесят девять. Раздевайся.

Два раза упрашивать не приходится. Пока Тимоша скидывает с себя одежду, сама снимаю с себя блузку, юбку, расстегиваю лифчик. Остаюсь в одних трусиках. Тимоша, который уже успел раздеться, замирает, восторженно разглядывая мою грудь.

— Какая она у Вас красивая.

— А ты где видел другие? — смеюсь я.

— В интернете, — краснеет Тимоша, — но там они все какие-то ненастоящие, накаченные. У Вас грудь живая такая...

Незатейливый комплимент попадает прямо в мое женское сердце, кажется, что я даже покраснела немного. Позволяю Тимоше самому снять с меня последний элемент одежды. Тимоша осторожно стягивает с меня тонкую ткань, разворачивает меня, нежно чмокает меня в попу, по нескольку раз в каждую ягодицу.

— Ложись, — шепчу своему любовнику.

Тимоша плюхается на кровать, я сажусь ему на лицо и тут же склоняюсь к его паху. Член крупный, с мелким рисунком вен, кажется мне красивым. Пахнет... мускусный такой запах, мужской. Рукой оттягиваю крайнюю плоть, обнажаю мокрую головку. Не долго думая, уверенным движением языка слизываю прямо с уретры проступившую капельку белесого секрета, щекочу языком напряженную уздечку.

Откровенная ласка заставляет Тимошу вытащить язык из моей вагины, чуть слышный стон мальчишки дает мне

понять, что я на верном пути. Член дергается у меня в руке, извергая из себя еще немного эякулята. Слизываю и его тоже. Не хочу брать член целиком в рот, не люблю когда головка тычется в горло, потому забираю губами только головку. Свободное место во рту позволяет активно ласкать член языком, плотно сжатые губы имитируют узенькое влагалище, моим немногочисленным партнерам такая техника нравилась.

Тимоша берет себя в руки и снова припадает к моей промежности. Его ладошки гладят мою задницу, чувствую, что особенно его интересует сфинктер. Несколько раз провел по розочке ануса, пару раз даже попытался на сухую вставить внутрь свой палец, не особо приятно.

— Смочи палец, если тебе так хочется, — подсказала я Тимоше.

Не вижу, что он делает, но предполагаю, что палец он свой смазал в моей же смазке, судя по хлюпанью ее у меня много. Очередная попытка и пальчик у меня в попе. Ощущение необычное, новенькое и потому я неожиданно для себя кончаю — резко, ярко, как будто посреди ночи на несколько секунд включилось полуденное солнце. Резко сжимаю бедрами голову Тимоши, совершенно не заботясь, чем ему дышать. Меня бьет дрожь, тело трясется как во время лихорадки, хочется что-то сильно сжать, в мозгу основная мысль — сжимай что хочешь, главное — не зубы. В экстазе сжимаю Тимоше ягодицы, наверное, царапаю его промежность.

Мерное сопение моего партнера меняется на рык, Тимошины бедра изгибаются и мне в рот изливается первая порция семени. Сперма пресная, немного горчит, ну, да ладно, перетерпеть можно. Пока соображаю, готова ли я ее глотать, содержимое Тимошиных яиц постепенно разгружается мне на язык. На ощупь достаю с прикроватной тумбочки влажную салфетку, аккуратно сплевываю все, что Тимоша мне спустил, другой салфеткой вытираю себе губы.

Тимоша смотрит на мои действия, в его глазах запоздалая неловкость.

— Простите, Ирина Анатольевна, я, наверное, должен был Вас предупредить, да?

Очень забавно, что он продолжает обращаться ко мне на вы и по имени-отчеству даже после того, как я ему, по сути, отсосала. Ну, это даже хорошо, значит не ошибется в обращении даже на людях.

Мы сидим у меня на кухне и наконец-то не спеша пьем чай.

— Можно Вас спросить?

— Да, конечно.

— Как Вы думаете, я уже стал мужчиной, ну... , после того, как я... , — Тимоша краснеет и замолкает, не понимая как закончить свой вопрос.

Вздыхаю.

— Я, наверное, понимаю, о чем ты. Послушай, мальчик становится мужчиной не тогда, когда он вставил в женщину и кончил в нее. Мужчиной становятся, когда принимают мужские решения или совершают поступки, за которые потом готовы нести ответственность. Это очень многогранное понятие. Скорее всего, ты хотел спросить — девственник ты или нет. Наверное, нет, технически ты не девственник, сегодня ты занимался полноценным сексом с женщиной, довел ее до оргазма, кончил сам, а уж что ты там вставил куда или не вставил — это тебя не должно волновать, понимаешь?

Тимоша уныло кивает, кажется, у него есть другое мнение.

— Скажу честно, не знаю, будет ли у нас с тобой еще что-то или нет, скорее всего — нет. Не обижайся.

— Вам не понравилось со мной?

— Почему же? Понравилось. Дело не в этом. Тимош, у тебя гормоны, сейчас тебе подходит и такая как я. Пройдет лет 10 — мне уже будет почти под сорок, увядающая красота, остатки былой роскоши, тебе же будет тридцать, самый расцвет для мужчины, вокруг куча молоденьких красоток, ты начнешь ходить налево, а может и не начнешь, но в глубине души начнешь жалеть о сделанном выборе, я не хочу этого всего.

Тимоша что-то еще пытается возразить, но я непреклонна. Хочется его пожалеть, дать ему еще пару раз, что ли? В глубине души понимаю, что ничем хорошим наша связь не кончится.

Расстаемся с ним. Тимоша расстроен, конечно. Но это жизнь, общение с людьми иногда приводит к расставаниям, пусть привыкает.

Следующим утром отзвонилась его отцу, сообщила, что наши занятия завершены, и я, как психолог, ничего нового его ребенку дать не могу. Дальше — только время и усилия самого Тимоши в общении со сверстниками и, самое главное, сверстницами.

Дальше шла рутина с моими штатными подопечными, Тимошу я практически не видела, разве что только издалека.

В конце мая ко мне зашла Сергеева, классная руководительница в классе Тимоши.

— Ирка, зашла к тебе выразить восхищение.

— Что такое?

— Да черт знает, после твоих занятий с Тимофеем, тот выправился, уверенней стал даже какой-то. И на уроках отвечает бегло, прямо не узнаю даже. Поделишься секретом?

— Профессиональная методика, — кисло улыбаюсь я. — Что же, очень рада, что у него все хорошо, привет передавай ему.

На выпускном вечере я была назначена одним из дежурных педагогов. Выпускники выступали со специально отработанным бальным танцем. Тимоша был в паре с красивой, высокой девчонкой из параллельного класса, Алиной, кажется. Особо не приглядывалась, но, как мне показалось, отношения у них были чуть теплее, чем просто как между танцевальными партнерами. За талию там подержится или вообще мимолетно по попе проведет рукой. В глубине души порадовалась за парня.

Перед самым отъездом в ресторан, Тимоша неожиданно подошел ко мне, притягивая попутно за руку свою спутницу.

— Ирина Анатольевна, здравствуйте! — глаза сияют как ночные фонарики.

— Здравствуй, Тимофей.

— Знакомьтесь, Алина, моя... девушка. — Тимоша глазами выделил последнее слово.

— Да, мы знакомы, — улыбаюсь я, — правда, не в этом качестве.

Алина, чувствовавшая себя сначала скованно, наконец-то улыбнулась.

— Я хотел сказать, спасибо Вам за все... , — продолжил Тимоша, — за все, короче.

— Не за что, Тимофей, давайте бегите на автобус, не опоздайте. И удачи на экзаменах — самое главное.

— Спасибо.

— Спасибо.

Стою, не понятно чему улыбаюсь. Может, психология — это и правда мое призвание?
Класс!   
          (Голосов: 11)
Реклама

Мой аккаунт
Логин: 
Пароль: 
Регистрация на сайте! Забыли пароль?
Поиск
Самое популярное
Календарь
 
« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 

Информация
Follow me on Twitter
реклама